…путинская Россия — это на 100 % фашистское государство

"Би-би-си" опубликовала истории жертв пыток в ростовской тюремной больнице

Бывшие пациенты ростовской тюремной больницы рассказали, что их морили голодом и привязывали к кровати на дни и недели, накачивая сильнодействующими препаратами.
Заключенный Вазген Заргарьян побывал "на лечении" более 10 раз, в последний раз он провел привязанным 71 день.

Как писал "Кавказский узел", в ноябре 2020 года после гибели осужденного, проходившего лечение в ростовской туберкулезной больнице ФСИН, было возбуждено уголовное дело по статье о причинении телесных повреждений, повлекших за собой смерть. По данным Общественной наблюдательной комиссии (ОНК), попавших на лечение в ростовскую туберкулезную больницу ФСИН осужденных неделями держали привязанными к кровати, избивали, плохо кормили, списывали деньги с их личных счетов. К декабрю 2020 года в ОНК Ростовской области поступили жалобы на неприемлемые условия содержания в тюремной больнице 21 осужденного, трое из которых умерли. В ноябре 2021 года ОНК Ростовской области отчиталась, что в связи с пытками и смертью заключенных в туберкулезной больнице, показания дали 62 потерпевших, возбуждено уголовное дело о превышении полномочий.

Бывший заключенный одной из донских колоний Игорь Ткаченко провел в психоневрологическом отделении Межобластной туберкулезной больницы №19 (МОТБ-19) почти два месяца с небольшими перерывами. По его словам, все это время он лежал, намертво связанный веревками. Трижды в день ему кололи психотропные препараты и практически не кормили. "Ничего не соображал, с меня кожа слезала. Под конец думал, умру от голода", - приводятся его слова в материале "Русской службы Би-би-си" "Фиксация безумия: в Ростове пациентов тюремной больницы неделями держали привязанными к кроватям".

В августе 2020 года, инспектируя СИЗО, члены ОНК Ростовской области обнаружили у одного заключенного шрамы на ноге. Фактически он учился ходить заново, в камере ему помогали разрабатывать суставы. Он и сообщил, что шрамы остались от ремней, которыми его привязывали к койке в психоневрологическом отделении МОТБ-19. В неподвижном состоянии, обколотый препаратами, он провел 71 день, объяснил он. При этом, по словам членов ОНК, он находился под психологическим давлением, то соглашался дать показания по поводу пыток, то вновь отказывался, говорится в материале, опубликованном 7 февраля.

В ходе проверки правозащитники и сотрудники УСБ ФСИН нашли связанных людей сразу в нескольких помещениях. "К палатам были приставлены санитары из числа заключенных, (...) они рассказали, кого сколько не отвязывали - пять дней, неделю, три", - рассказал председатель ростовской ОНК Игорь Омельченко. При этом главврач больницы отреагировал на проверку резко негативно. "Мы заподозрили, что здесь что-то не так", - отметил Омельченко.

Правозащитники вместе с сотрудниками УСБ ФСИН объехали колонии в поисках пострадавших от "вязок" (так на тюремном жаргоне называется привязывание к кровати - Прим. "Кавказского узла"). Об истязаниях рассказали многие, но лишь 20 человек дали письменные показания, позже число эпизодов возросло до 62. Также выяснилось, что один из заключенных - Роман Михайлов - скончался в тюремной больнице летом 2020 года, предположительно - в результате "вязок", из-за пролежней у него начался сепсис, рассказал глава ОНК.

По его словам, дело сдвинулось лишь после смены руководства ФСИН, когда в Ростовской области назначили нового главу регионального управления ФСИН Дмитрия Безруких. "Он и дал УСБ команду работать. До этого правозащитникам не удалось добиться даже возбуждения уголовного дела. "За год мы получили пять или шесть отказов в возбуждении уголовного дела. Подавали жалобы, но без толку", - вспоминает Омельченко.

В феврале 2021 года донским прокурором стал Роман Прасков, Омельченко попал к нему на прием, после чего было возбуждено сразу два уголовных дела: о гибели Романа Михайлова - по статье о причинении смерти по неосторожности и второе - по статье о превышении должностных полномочий по фактам пыток.

Пытки должны быть криминализованы, в Уголовном кодексе отсутствует статья, наказывающая за пытки, рассказал ранее "Кавказскому узлу" руководитель отдела расследований "Комитета против пыток" Альберт Кузнецов. Пытки попадают под состав нескольких статей, обычно статью 286 УК о превышении должностных полномочий, и, к сожалению, такой подход делает невозможным даже мониторинг пыток, поскольку состав 286-й статьи дает очень широкое определение, туда попадает очень много разных деяний, и вычленить оттуда пытки невозможно", - отметил он.

При этом лишь поздней осенью 2021 года ко второму делу приобщили эпизод, с которого, собственно, и началось все разбирательство о заключенном, пролежавшем 71 день на "вязках", Вазгене Заргарьяне.

Заргарьян родом из Казахстана. В 2010 году его мать с семьей переехала в Ростов-на-Дону, однако Вазген в Россию не приехал - сначала он учился в Малайзии, а потом перебрался в Китай, где поступил в технологический университет. По словам родственницы Вазгена Натальи (в публикации указано, что имя женщины изменено в целях безопасности - Прим. "Кавказского узла"), в 2013 году 17-летний брат Вазгена совершил самоубийство. "Вазген сказал маме, что не оставит ее одну, и в Китай уже не вернулся", - рассказала она.

По ее мнению, Вазген нашел отдушину в религии. Ислам он принял еще в 14 лет, потому что все его друзья были мусульманами. Но ходить в мечеть регулярно он стал в Ростове-на-Дону, затем собрался поехать в Сирию.

Летом 2015 года Вазгена задержали следователи ФСБ. Его обвинили в приготовлении к участию в террористической организации и незаконном вооруженном формировании за рубежом. Следствие утверждало, что Вазген Заргарьян трижды пытался попасть в Сирию, чтобы вступить в ряды ИГ. Дело в суде рассматривалось в особом порядке, без исследования доказательств. Заргарьян признал вину и сотрудничал со следствием. По словам родственницы, он это сделал, потому что "его так запугали большим сроком, что он подписал все, что ему дали".

В 2016 году Южный окружной военный суд приговорил Заргарьяна к 2,5 года лишения свободы. Однако после отбытия срока его не освободили. 21 декабря 2017 года мать ждала его у ворот колонии, но его так и не выпустили. Спустя время он нашелся - в СИЗО ФСБ, с новым уголовным делом, рассказала Наталья.

Заргарьяна увезли в СИЗО прямо в ночь перед освобождением. Оперативник заставил его взять в руки мобильный телефон, чтобы "звонить, если что". На выходе из СИЗО его задержали. В изъятом телефоне оказались ролики ИГ, а в колонии нашлись свидетели, которые заявили, что он пропагандировал экстремизм и призывал ехать в Сирию, рассказал исполнительный директор "Центра правовой защиты инвалидов и лиц с социально значимыми заболеваниями" Олег Сокуренко.

Сам правозащитник, который не раз посещал заключенного в составе ОНК, уверен, что Заргарьян никого ни к чему не призывал и хотел вернуться к обычной жизни. Новое уголовное дело против Заргарьяна возбудили по статье о содействии террористической деятельности. По словам правозащитника, в марте 2018 года, после нескольких месяцев в СИЗО, у Вазгена случилось сильное психическое расстройство. Он подрался с соседями по камере и разгромил ее. Наталья утверждает, что все это время сокамерники намеренно провоцировали мужчину. На скорой помощи его доставили в психиатрическое отделение. Так Заргарьян впервые попал в МОТБ, где провел больше недели. Выписали в "удовлетворительном" состоянии с диагнозом "эмоционально лабильное расстройство личности".

Через неделю после возвращения Заргарьян облил инспектора СИЗО кипятком. Накануне, по словам сокамерника, он разговаривал сам с собой на арабском, подолгу молился и смеялся без причины. Сам Заргарьян объяснял, что "хотел наказать" инспектора за то, что ему не отдали синий пакет, в котором лежали вещи после чистки.

Его положили в МОТБ уже на две недели, опять кололи психотропные. Он выписался - и спустя несколько дней вернулся в "психиатрию". Так продолжалось несколько раз, все это время его родных и правозащитников не пускали в палату, объясняя, что Заргарьян лечится и его нельзя тревожить. В конце июня 2018 года родственники добились свидания в больнице.

"У моего сына тряслось все тело, и не только руки, рот не открывался, зубы не разжимались, видно было слюноотделение, с которым он не мог справиться, заторможенная речь, потеря координации. (...) Он пояснил, что это последствия передозировки лекарства, которое произошло случайно по вине медицинского персонала, и что уже пять дней он на физическом стеснении 24 часа в сутки!" - приводит "Русская служба Би-би-си" выдержку из жалобы матери Заргарьяна в Росздравнадзор. По ее словам, каждый раз в МОТБ-19 сына держали связанным по несколько дней.

Заргарьян становился все агрессивнее. Он бросался на сокамерников и сотрудников СИЗО, обливал их кипятком, отметил Сокуренко. Психологическая экспертиза назвала агрессию "синдромом зависимости от каннабиноидов", но Заргарьян отрицал.

Родственница Наталья уверена, что проблемы с психикой обострились у Заргарьяна из-за галоперидола, который привел к "сильнейшим галлюцинациям", из-за которых Вазген слышал в голове голоса: "Его начали "закалывать". От этих препаратов даже с первого раза у здорового человека едет крыша. А он получал их постоянно. Это самая настоящая пытка". Она добавила, что Заргарьяна в МОТБ отправляли более десяти раз, однако ни одна экспертиза не нашла у Вазгена психических отклонений.

Олег Сокуренко отметил, что пока шел суд по делу о пропаганде экстремизма (он продлился почти три года), у следователей "копился материал" о причинении вреда сотрудникам ФСИН и дезорганизации работы колоний. Это привело к возбуждению новых уголовных дел. "Он поливался кипятком, а ему все набавляли и набавляли", - вспоминает правозащитник.

В марте 2019 года Заргарьяна приговорили к 15 годам лишения свободы. Отбывающий наказание в Ростове-на-Дону убеждал других заключенных после выхода на свободу примкнуть к террористической организации, решил суд и приговорил гражданина Казахстана к 15 годам колонии. Заргарьян виновным себя не признал.

Летом 2020 года Заргарьяна ненадолго поместили в бокс временного содержания СИЗО. Там он нашел крышку от консервной банки и нанес себе увечья. Его увезли в городскую больницу и еле спасли, была большая кровопотеря, рассказала Наталья. Из больницы Заргарьяна вновь переправили в МОТБ, где он в итоге и провел 71 день на "вязках".

Суммарно по делу об экстремизме и делу о дезорганизации деятельности колонии, суд приговорил Заргарьяна к 19 годам строгого режима. Двое из трех свидетелей по "экстремистскому" делу отказались в суде от своих показаний, рассказала Наталья. По ее словам, пытался и третий, но его "одернули". Психическое состояние подсудимого и другие обстоятельства, связанные с его нахождением в МОТБ, суд не учел. После того, как история с пытками Заргарьяна раскрылась, его отправили "подальше от Ростова-на-Дону", рассказала его родственница. По ее словам, ему понадобилось почти полгода, чтобы "хоть немного прийти в себя".

Другие заключенные, которые также проходили "лечение" в МОТБ-19, рассказали, как переносили "вязки". "Лежать тяжело. От галоперидола как будто жестко вытягивает все тело. "Крутит" руки и шею, сводит челюсть. Слюни текут, ничего не соображаешь, но заснуть невозможно. Ходишь под себя, по большому и по маленькому, а чтобы не ходил, тебя почти не кормят. Дают бульон и пару ложек каши. И все - ни мяса, ни яиц, ни хлеба", - отметили они

По словам бывших пациентов, их связывали веревочными ремнями - фиксировали ноги, запястья и грудь. Осужденные говорят, что пошевелиться в таком положении невозможно. От постоянного лежания деревенеет все тело, а позже развивается некроз тканей - пролежни. Они сильно болят и долго не заживают, отмечается в публикации.

Бывший заключенный Игорь Ткаченко рассказал, что попал в МОТБ для замены тазобедренного сустава. Накануне операции к нему в палату подселили новенького. Ткаченко утверждает, что тот был после "вязок": "Он показал нам спину, а она прогнила аж до позвоночника. Прямо кость было видно - так долго лежал". Ткаченко предложил соседу обратиться к правозащитникам и в прокуратуру. После операции его перевели в отделение для пациентов с ВИЧ, а когда он пришел в обычную палату - забрали в психиатрию "из-за курения в палате", "связали и начали сразу колоть, хотя никаких показаний к этому не было", рассказал Ткаченко.

Игорь Омельченко подтвердил, что заключенные рассказывали ему, что оказаться на "вязках" можно было за что угодно - из-за ссоры с начальством колонии, денежного долга или жалоб на условия содержания. Человека объявляли шизофреником или "буйным" и увозили в палаты. Туда попадали даже те, кто вообще не болел и не стоял на психиатрическом учете. Двое осужденных, отбывающих срок, рассказали "Би-би-си", что попали в психиатрию за то, что "стояли за свои права на зоне". "В МОТБ, по сути, направляли заключенных на "перевоспитание". Как я понимаю, это было согласовано чуть ли не со всеми исправительными учреждениями области. Людей везли на "вязки" отовсюду", - приводятся в публикации слова Омельченко.

Ткаченко рассказал, что первый раз о пролежал в психиатрии 21 день. С кровати спускался лишь один раз, когда "относили на носилках на рентген". Потом его отправили в колонию. После этого он попадал в отделение еще дважды. "Третье, последнее "лечение" длилось 29 дней. Под конец я думал, что уже не выживу. Не кормили вообще. (...) Дадут немного каши - и дальше лежишь". По подсчетам Ткаченко, за этот месяц он похудел на 25 килограммов. Его обычный вес при этом не превышает 65 килограммов. "После возвращения мужики в бараке носили меня к мойке и в туалет на руках. Все атрофировалось. Я пришел в себя только через полгода", - говорит он.

В России применение мер "физического стеснения" пациентов регулируется законом "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании". "Меры физического стеснения и изоляции при недобровольной госпитализации и пребывании в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, применяются только в тех случаях, формах и на тот период времени, когда, по мнению врача-психиатра, иными методами невозможно предотвратить действия госпитализированного лица, представляющие непосредственную опасность для него или других лиц, и осуществляются при постоянном контроле медицинских работников. О формах и времени применения мер физического стеснения или изоляции делается запись в медицинской документации", - говорится в части 2 статьи 30 закона.

Бывшие заключенные и представители ОНК отметили, что применение длительных "вязок" стало практиковаться около пяти лет назад. Источник "Би-би-си" в системе ФСИН, знакомый с ситуацией в МОТБ-19, оценивает вероятное количество побывавших на "вязках" в "сто и более человек". Он предполагает, что число пациентов, погибших после "вязок", может не ограничиваться одним Романом Михайловым.

"Последствия длительного "стеснения" способны убить пациента опосредованно, уже после выхода из психиатрии. Изначальный диагноз может быть любым. Но если потом он попал на "вязки", а оттуда - в реанимацию, то формально человек умер там. Просто организм не перенес основную болезнь. По "медицине" тут чисто подшито", - рассказал источник на условиях анонимности. 

В пресс-службе ФСИН подтвердили возбуждение уголовного дела по материалам проверки УСБ. "Проведены кадровые изменения, ряд сотрудников оперативно-режимных служб МОТБ-19 были уволены", - говорится в сообщении.

По словам Омельченко, сегодня в МОТБ все работает "в рамках нормы". Вслед за сменой руководства изменились подходы к лечению психиатрических пациентов, в палатах поставили камеры. "Некоторых заключенных по-прежнему связывают, но не более двух часов, - говорит правозащитник. - Новых жалоб мы пока не получаем".

"Кавказский узел" также писал, что 23 ноября 2021 года стало известно, что врач-эндокринолог межобластной туберкулезной больницы ФСИН в Ростове-на-Дону обвинена в неосторожности, которая привела к смерти Дмитрия Бакшеева, который в 2019 году был приговорен к 12 годам и 2 месяцам заключения по обвинению в убийстве и надругательстве над телом умершей. Бакшеев настаивал на полной невиновности и подавал апелляцию на приговор. Врач допустила нарушения при оказании медицинской помощи Бакшееву, предположили следователи. Адвокаты усомнились, что она получит реальный срок.
В ноябре 2021 года правозащитный проект Gulagu.net обнародовал видеодоказательства насилия и пыток над жителями Чечни, Дагестана, Грузии и Азербайджана в саратовской тюремной больнице. Эти материалы свидетельствуют, что многолетние жалобы на пытки в местах отбывания наказаний – не преувеличение адвокатов и правозащитников. Сведения о некоторых резонансных случаях насилия и пыток по отношению к уроженцам Кавказа в российских колониях, приведены в справочном материале "Порочный круг: что известно о пытках жителей Кавказа в колониях?".

https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/373021/

СМИ сетевое издание RASHKOSTAN.COM зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации №35 от 05.11.2017 г. Все имена и события вымышлены, любые совпадения случайны. Вся представленная информация является оценочным суждением, носит исключительно ознакомительный характер и не является руководством или призывом к действию.
О блокировках | Редакция: Email / Telegram | GPG key

Powered by Laravel 11.9.1 (PHP 8.3.7)